Какие товары в России чаще всего воруют из магазинов

NewBeautyBox

За прошедший год россияне стали чаще воровать товары из магазинов. Цифры называются разные: например, профильный портал Shopper’s сообщает, что число краж в магазинах за последние полгода увеличилось на 18–20%. А ретейлеры Петербурга уверяют, что потери за год выросли в 2–3 раза и счёт пошёл уже на десятки миллиардов рублей. Портрет классического магазинного вора вывести вряд ли кому удастся: в руки полиции попадают и бабушки, которым не хватило пенсии на прокорм, и профессиональные шоплифтеры, и клептоманы, ворующие ради острых ощущений.

Группа по интересам

В крупных сетевых гипермаркетах часто лишь пожимают плечами: мол, не видим существенного увеличения убытков от краж. Но на поверку обычно выходит, что за этим стоят большие расходы на систему безопасности. Например, искусственный интеллект различает лица воришек, уже попадавших в электронную картотеку, охрана «ведёт» их по территории магазина, «передавая» от одной камеры наблюдения к другой. Не очень-то тут поворуешь. Но такие вложения не все магазины могут себе позволить. И те, кто победнее, стали страдать особенно жестоко.

Как правило, в норме показатель потерь от краж составляет 1% от выручки. Априори считается, что рвать волосы, пытаясь его снизить, неэффективно, а овчинка выделки не стоит. Но по итогам 2023 г. некоторые торговые сети недосчитались 2–3%. Вот они-то сегодня и призадумались.

Например, в Петербурге оборот розничной торговли продуктами питания официально составил 730 млрд рублей. А 2 –3% от него – это 15–22 млрд рублей в год, которые умудряются вынести из торговых залов жители культурной столицы. Причём больше стало групповых хищений, совершённых профессиональными шоплифтерами.

Александр Мышинский, совладелец сети магазинов в Питере, рассказывает, что в Интернете возникла новая субкультура шоплифтеров, которые соревнуются, кто больше украдёт. Лишь на один канал, посвящённый воровству из магазинов, подписано около 6 тыс. человек. Не все они крадут, но многие хотят купить краденое с дисконтом – и это лишь подстёгивает воров.

«Участники хвастаются друг перед другом «уловом» и делятся «лайфхаками» – например, в каком магазине отсутствует видеонаблюдение, а где были замечены слепые зоны», – рассказывает Мышинский. Одна из последних дерзких находок – зайти в магазин с коробом и в униформе службы доставки и спокойно сложить товары в огромную сумку, не пропускающую сигналы на рамку. Пошла узкая специализация: договариваются, кто что ворует, кто-то – только сыр, кто-то – мясные нарезки, кто-то – шампунь, кто-то – кофе. По словам Александра Мышинского, иногда действуют группами: приезжает машина, в ней четыре человека, двое заходят, двое на стрёме: «Если сотрудник попытался остановить ворюг, те ведут себя агрессивно – до драк доходит».

Полиция такие истории не любит: приезжаешь, все кричат, краденый товар валяется на полу. Даже если никто не разбежался, писать бумажки утомишься. Тем более уголовная ответственность наступает при ущербе не менее 2500 рублей (до 2016 г. «пороговая» сумма составляла 1000 рублей). То есть если стырить бутылку виски за 2400, то рискуешь получить только административное наказание – пятикратный штраф от суммы украденного или арест до 15 суток. Но пусть ещё следствие докажет суду состав преступления, включающий умысел на его совершение. И даже по уголовной статье за кражу из магазина на зону, скорее всего, не попадёшь: условный срок, принудительные работы или тот же штраф.

Отсюда и пёстрая палитра магазинного ворья. Подростки воруют из спортивного интереса или на спор, чтобы самоутвердиться. Нередко встречаются молодые мамы с колясками, ведь не каждый охранник решится лезть к младенцу под одеяльце в поисках пачки кофе или бутылки мартини. Много обедневших, но прилично одетых представителей среднего класса. Тут чаще смешанная мотивация: и адреналин, и что-то в дом на халяву принести. Такие при поимке никогда не говорят слова «воровать» – только «брать» или «лифтить».

В лидерах чаще всего воруемых товаров – коньяк, сыр, кофе и колбасы. Но отраслевой портал «Продукт медиа» обращает внимание на рост краж, например, весовых конфет. Ещё недавно в день в гипермаркете исчезало по 1–2 кг, а сегодня – по 6–10 кг. Их либо по карманам рассовывают, либо просто съедают в торговом зале. И отнюдь не дети.

Голь на выдумки хитра

Работа охраны магазинов – это гонки наперегонки с ворами: нужно быстро улавливать новые «лайфхаки» и приспосабливать к ним свою работу. Лет 20 назад главным принципом работы было наблюдение за поведением покупателей-воришек, которых выявляли по волнению, походке, бегающему взгляду. Или по несуразности гардероба: например, в тридцатиградусную жару приходит человек в куртке до колен. Бывало, на пальто с внутренней стороны нашиты карманы для добычи. Во все времена находились состоятельные любители острых ощущений, которые воруют шоколадки, но при поимке охотно платят за них, уверяя, что просто проверяли бдительность персонала.

Кто-то подкладывал небольшую по размерам вещь в упаковку с крупным товаром. При этом сканировался только один штрихкод. Другие переклеивали штрихкоды с дешёвого товара на более дорогой. В магазинах одежды вор старался взять в примерочную несколько комплектов одежды и один надевал на себя. При этом заранее выбирался рассеянный продавец, который не запомнит, какое количество товара он выдал. Либо в примерочную брали одну вещь, сдирали с неё штрихкод, возвращали продавцу, а крали прямо из зала чуть позже. Ну и сумки, обложенные изнутри фольгой, которая экранировала метки.

Всё это классика, знакомая любому охраннику, поработавшему хоть неделю.

Сегодня в некоторых торговых центрах можно встретить объявления: «Не отдавайте свои чеки посторонним людям». Эксперты предупреждают, что покупка чужих чеков из магазинов приравнивается к мошенничеству. Но объявлений об их купле-продаже всё равно полно в Сети. Дальше есть варианты. Кто-то пытается вернуть аналогичный товар (по сути, продать магазину за им же установленную цену). А кто-то умудряется вынести по чеку какую-нибудь скороварку – вот, мол, всё оплачено, не знаю, почему ваши метки пищат.

Казалось бы, второй вариант сильно рискованный: расчёт делается на то, что сотрудник магазина не обратит внимания, что на чеке не сегодняшняя дата. Другое дело, если у вора «на объекте» есть сообщник. На персонал, говорят, приходится примерно 70% краж из магазинов. Платят сотрудникам не шибко много, высший менеджмент часто сильно оторван от коллектива. И коллектив злится. Хотя количество краж без всяких классовых причин всегда возрастает, когда цены растут, а уровень жизни, как минимум, не повышается.

Никто не хотел воровать

Термин «клептомания» очень скупо раскрывается даже в учебниках по судебной психиатрии. Известно, что эта болезнь стара как мир и захватывает людей независимо от пола, возраста и материального положения. Страсть таскать чужое была отмечена даже у королей (если верить источникам, ею страдал Генрих Наваррский).

– Тяга к воровству в той или иной степени присуща всем людям, – говорит психолог Людмила Крапухина. – Например, в серьёзных психологических тестах вводится так называемая «шкала лжи», позволяющая определить степень правдивости тестируемого. И ответ «нет» на вопрос «Брали ли вы когда-нибудь чужие вещи без спроса?» означает ложь, потому что по крайней мере в детстве воровали все. Впоследствии тяга к воровству может обостряться как у больных шизофренией, так и у здоровых людей вследствие депрессии, стрессов, недомоганий. Некоторые психиатры считают, что клептомания связана с сексуальными нарушениями, а украденная вещь в сознании вора играет роль фетиша. Почти все специалисты сходятся во мнении, что нормальный человек идёт на кражу, чтобы пережить возбуждение от опасности и радость победы. Полученное удовольствие закрепляется в психике и требует повторения. Точно так же для некоторых алкогольное опьянение – источник неослабевающего желания.

По рассказам оперативников, клептоман часто не выбрасывает и не продаёт краденые вещи, а хранит их дома как сувениры. Бывают случаи, когда человек ворует столь топорно, что немедленно попадается, и по первой оценке сыщиков кажется, что на него просто нашло затмение. Однако при проверке выясняется: этот гражданин попадался уже не один десяток раз, но так и не усовершенствовал свою технику. На допросах он рассказывает, что ворует машинально, неосознанно. В Великобритании социологи причисляют к страдающим клептоманией 80% всех магазинных воров.

Кстати, страсть к воровству интернациональна. По статистике, ежегодно воруют что-либо с магазинных полок 23 млн англичан. В Германии каждые 55 секунд совершается кража из магазинов. При этом 81% немцев, попавшихся на кражах, выносили более трёх предметов. А самые вороватые в Европе – хладнокровные норвежцы, опередившие греков, португальцев, австрийцев и испанцев. Чаще всего европейцы воруют по мелочи: косметика, алкоголь, табак, презервативы, видеокассеты, компакт-диски.

Тем не менее, по официальной статистике, в 2022 г. кражи из магазинов принесли розничной индустрии США 100 млрд долларов убытка. Международная компания K2 Integrity, занимающаяся оценками и риск-менеджментом, выяснила, что 15 из 21 выявленного преступного сообщества возникли в период пандемии коронавируса, когда людям было особенно скучно сидеть дома.

Источник: argumenti.ru

ЭкспрессДеньги [CPS]  RU

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *