Лекарственная зависимость России

NewBeautyBox

Есть вещи, без которых человек прожить не сможет. Это вода, еда и после определённого возраста лекарственные препараты. От сердца, от давления, от зубной боли и депрессии.

Почти от каждой болезни есть лекарство той или иной степени эффективности. Российский фармрынок огромен: в 2022 г. он составил 2,57 трлн рублей. И это на 12% больше, чем в уже далёком 2021-м. Правда, в первом полугодии года текущего он немного, на 5,3%, просел до 673,9 млрд рублей. Но впереди осенние хвори – должен наверстать.

Кто правит на этом рынке? Какова доля отечественного производителя? Доберутся ли санкции до нашего здоровья? В этих сложных и финансово ёмких вопросах и разбираются «Аргументы недели».

Импортозамещение «на марше»

После введения первых, ещё «крымских», санкций до государственной машины стало доходить, что экономика наша, мягко говоря, очень зависима от импорта всего на свете. Начиная от детских игрушек и заканчивая жизненно необходимыми лекарственными препаратами. Но если без первого ещё можно обойтись, то отсутствие необходимых лекарств грозит социальным ворчанием. Был провозглашён курс на импортозамещение и лекарственную независимость.

На днях глава Росздравнадзора Алла Самойлова отчиталась премьеру Михаилу Мишустину об успехах и прорывах: «за последние три года доля российских лекарственных препаратов увеличилась практически на 10%».

– И сегодня от общего ввода лекарств в гражданский оборот российские препараты составляют порядка 70%. Это высокий процент, и это не последняя планка, так как на сегодняшний день количество производимых в стране лекарственных препаратов увеличивается, можно сказать, с каждым днём. В прошлом году было введено в строй девять производств лекарственных препаратов. В этом году только в I квартале заработали четыре новых завода. Это большая цифра. И опять-таки мы на этом не останавливаемся, – продолжила Самойлова.

Прошу прощения за длинную цитату, но это важные слова, серьёзный доклад второму человеку в стране. В принципе всё правильно и верно, но есть ряд нюансов.

Первое – система подсчёта. Рынок свинины, например, можно оценивать в тоннах мяса или в рублях. Несмотря на некоторый разброс цен, можно вывести некую среднюю стоимость тонны. Фармацевтический рынок оценивают как в рублях, так и в упаковках. Так вот, по подсчётам компании DSM GROUP (специализируется на исследованиях фармрынка), по итогам 2022 г. доля лекарств, локализованных, то есть произведённых на территории России, составила 45, 7% в рублях и 65, 1% в упаковках. Доля лекарств импортного производства в целом на рынке по итогам 2022 г. составила 55, 5% в рублях и 32, 3% в упаковках.

По сравнению с 2021 г. никакого рывка или прорыва не произошло, изменение долей – в пределах статистической погрешности. Хотя увеличение доли локализованных препаратов, безусловно, растёт: с 2018 г. этот показатель увеличился с 42 до 46% в рублях. Иначе говоря, процентик в год.

Тяжело искать молекулу в тёмной комнате

Мы начали с конца фармрынка: с продаж уже готовых лекарственных форм. Деньги там действительно крутятся серьёзные. Многие знакомые да и мы сами часом хватаемся за сердце при виде ценников в аптеках. Они растут значительно быстрее и сильнее, чем официально признанная инфляция. Прошлый год, естественно, исключением не стал.

Средневзвешенная цена локализованного препарата выросла, по подсчётам DSM GROUP, на 18, 1%. Импорт подорожал на 17, 3%. Но пока локализованные препараты стоят дешевле: в среднем одна упаковка локализованного средства стоила порядка 212 руб., зарубежного – 469. Но следует понимать, что иностранные производители больше реализуют «уникальные» позиции – оригинальные препараты и брендированные «дженерики-генерики». Российские лекарства в большом объёме выпускаются в виде небрендированных генериков несколькими предприятиями. Вопрос «какие из них эффективнее?», пожалуй, скорее риторический, чем спорный.

И в этом заключается ещё один нюанс, о котором глава Росздравнадзора почему-то не упомянула во время встречи с премьером Мишустиным. По-настоящему российских лекарств в России практически нет. Выпускаются некоторые лекарственные препараты, разработанные ещё при советской власти, и «генерики-дженерики». Исключения есть, но именно в виде исключений. И виноваты в этом не производители, не учёные, не мы.

Сегодня созданием лекарства, а точнее, разработкой ингибиторов – основы для открытия новых лекарств, занимаются даже не суперкомпьютеры, а национальные суперкомпьютерные сети, объединяющие десятки и даже сотни самых быстродействующих машин в стране. Миллиарды комбинаций перебираются для правильного выбора среди существующих молекул кандидата в ингибиторы заданного белка-мишени. Или разработки новой молекулы.

У нас только один суперкомпьютер, входящий в топ-500, работает по научной тематике (закрытый ядерный центр в Сарове не учитываем, там машине хватает работы по профильной теме). Это в МГУ «Ломоносов‑2». Национальной сети нет. Суперкомпьютеры «Яндекса», Сбера и прочих в научных разработках не засветились.

В любом случае, по подсчётам экспертов, средняя стоимость разработки одного лекарства составляет 2, 6 млрд долларов и 10 лет жизни. И только чуть больше 10% препаратов, которые дошли до первой стадии клинических испытаний, получат свидетельства регулятора. Есть у нас хотя бы один фармгигант, который захочет потратить столько денег и времени на разработку? Вряд ли.

Основа основ, начало начал

Если, как говорил Козьма Прутков, «зрить в корень», то локализованные в стране производства выпускают совсем не российские лекарства. Основа основ каждого препарата – активная фармацевтическая субстанция. Её доля в готовом изделии – порядка 80%. Именно она содержит вещества, которые делают лекарство лекарством. Без него таблетка – пустышка, плацебо. Ещё раз: нет субстанции – нет лекарства.

А теперь внимание, цитирую ТАСС: «Доля фармацевтических субстанций российского производства, необходимых для создания стратегически важных лекарственных препаратов, составляет лишь 6% от их общего объёма в килограммах. Об этом ТАСС сообщил президент компании «Активный Компонент» (крупнейший производитель фармацевтических субстанций в РФ) Александр Семёнов. «Если взять перечень стратегически значимых лекарственных средств (утверждённый правительством РФ 1 августа 2020 г.), где оговаривается, что эти лекарственные препараты должны производиться в России по полному циклу, включая субстанции, то примерно 5, 5–6% необходимых для них субстанций создаётся у нас, остальное – импорт. А если говорить про жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты (ЖНВЛП), то эта цифра составляет около 8%»,e_SNbS– сказал он». Конец цитаты.

Сразу оговорюсь, что это интервью от 15 февраля 2021 года. До всех и всяческих санкций. Стала ли ситуация лучше? Даже по официальным данным не стала. Правда, госмужи говорят, что «вроде бы, кажется и вполне возможно» доля своих субстанций доросла до 15%. Это, конечно, маловероятно, но даже если так, то это всё равно критически мало.

Главные импортёры – это, естественно, Китай и Индия. Процентов 70 идёт оттуда. 15–20% – Европа и США. Санкций по фарме пока не объявляли напрямую, но многие западные производители пошли впереди паровоза и перестали продлевать контракты. Следовательно, изменилась логистика поставок. Да и свободный курс взбесившегося доллара не оставляет надежд на удешевление лекарств. Так нас гнобит Центробанк.

Кстати, маленький штрих: именно советские специалисты научили китайцев и индусов делать фармацевтические субстанции. Затем отечественного производителя успешно уничтожил так и не получивший повестку в зону СВО господин Чубайс, переселившийся на берега Мёртвого моря. Сейчас на счетах индийских банков лежат десятки миллиардов долларов в их рупиях. Возможно, имеет смысл выкупить обратно технологии и фабрики по производству субстанций?

Это относительно краткий анализ нашей очередной зависимости от импорта. Сюда не вошли ни проблемы с импортным оборудованием для отрасли, ни головная боль с научными высокотехнологичными приборами, которые необходимы как для разработки, так и для стандартизации лекарственных препаратов.

Ах да – нужны ещё кадры: научные, инженерные, технические. Все эти проблемы не решить простым вливанием миллиардов рублей. Нужна государственная стратегическая политика. А не победоносные доклады, основанные на формальных цифрах. Фактически отрасль надо поднимать с нуля. В противном случае при введении санкций (а это вполне реально!) и Дели, и Пекин будут вынуждены подчиниться. И что будет тогда?

Источник: argumenti.ru

ЭкспрессДеньги [CPS]  RU

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *