Попытки Минфина залатать дыры в бюджете приводят лишь к его разбалансировке

NewBeautyBox

Бюджет России разбалансирован, а вся кредитно-денежная система страны вместо повышения инвестиционного и производственного потенциала страны служит обратным целям – его удушению, пишет доцент Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков в авторской колонке в газете «Ведомости».

«В таких условиях, любые действия Минфина (а большинство из них неуклюжие) по балансировке бюджета ведут только к еще большей его разбалансировке»,- считает эксперт.

В своей колонке Крутаков дает негативную оценку новой инициативе Минфина по наполнению бюджета. Для этих целей министерство предлагает увеличить НДПИ на газ через рост коэффициента ККГ с 1 августа 2024 до конца 2026 года. Суть инициативы — в одновременном повышении цен на газ и налоговой нагрузки на производителей газа. При этом коэффициент роста НДПИ у независимых производителей будет в два раза выше, чем у «Газпрома», отмечает эксперт.

«Что на деле означает новая инициатива Минфина? Она означает, что цены на газ вырастут (причем, согласно формальной логике, у независимых производителей выше), подняв издержки всех производителей России. Таким образом цены в стране вырастут на все. Инициативу Минфина оплатит потребитель, виноват в росте общего индекса цен будет производитель, а Минфин прокрутит себе на мундире дырочку под орден», — пишет Крутаков.

Эксперт проводит параллель с недавним топливным кризисом, который разразился в регионах страны как раз накануне уборки урожая сельхозпроизводителями. Дефицит дизтоплива и стремительный рост цен на ГСМ стали следствием действий Минфина, который сократил демпферные выплаты нефтяникам в два раза. Лишь вмешательство президента страны и премьера смогло исправить ситуацию.

Доцент Финансового университета Леонид Крутаков в своей колонке указывает Минфину возможный выход из сложившейся ситуации. По подсчетам экспертов, простое выравнивание налоговой нагрузки (с уровнем нефтяников, 78%) в стране только в прошлом году мог бы принести бюджету 4 трлн рублей. «Но это заденет такое число влиятельных интересантов, что никому не поздоровится»,- пишет эксперт.

Одним из кандидатов на повышение налоговой нагрузки является банковский сектор страны, который в условиях санкций и отсутствия конкуренции со стороны западных банков весьма неплохо себя чувствует.

Почему так происходит? Дело в том, что сегодня реальная ставка (разница между ставкой ЦБ и инфляцией) в России равна 7%. Тут мы впереди планеты всей. В Индонезии реальная ставка – 3,7%, в Китае – 3,45%, в Саудовской Аравии – 4,3%, в Индии – 1,2%. У развитых кредитных систем этот показатель и вовсе отрицательный. В Евросоюзе (-0,3%), в Южной Корее (-0,2%), в Англии (-1,55%), в Швеции (-2,5%), в Японии (-3,1%). Турция с ее сумасшедшей инфляцией держит процентную ставку на уровне -31,5%.

Отрицательная реальная процентная ставка разгоняет кредитный и инвестиционный процесс, стимулирует промышленный и экономический рост. Положительная – наоборот, тормозит экономику через дорогой кредит.

К примеру, на долю «Сбербанка» приходится более 40% ожидаемой прибыли банковского сектора (около 3,5 трлн рублей), а сумма налога на сверхприбыль, которую банк уплатит в бюджет, составит 3 млрд рублей, что эквивалентно 0,3% прибыли банка за первые 8 месяцев текущего года (1,0 трлн рублей). По отношению к ожидаемой годовой прибыли (1,5 трлн рублей) «Сбербанка» налог на сверхприбыль составит около 0,2%.

Эксперт напоминает, что основа сверхприбыли «Сбербанка» — это чистая процентная маржа (разница между процентами по кредиту и депозитам). Этот показатель Сбера за I и II кварталы 2023 года составил 5,8% (сохраняется на этом уровне с III квартала прошлого года). У второго банка страны по размеру активов ВТБ этот показатель находится на уровне 3,3%, а у J.P. Morgan Chase – 2,6%.

Чистая прибыль всего банковского сектора России по итогам 9 месяцев текущего года достигла 2,7 трлн рублей, а общий объем налоговых изъятий из банковского сектора по закону о сверхприбыли составит около 27 млрд рублей. То есть объем изъятия составит всего 1% от сверхприбыли отрасли за 9 месяцев, или 0,8% от ожидаемой прибыли за весь год, пишет Крутаков.

Помимо банковского сектора низкая налоговая нагрузка отмечается в ряде других отраслей: минеральные удобрения — 26%, угольщики — 29%, электроэнергетика — 42%, горнорудная металлургия — 46%, трубопроводный транспорт — 46%, связь и интернет — 48%, добыча алмазов и драгметаллов — 49%, газовая отрасль — 69%. «Вот поляна для деятельности Минфина. Вот где можно и нужно развернуться!»,- подытоживает Крутаков.

Источник: argumenti.ru

ЭкспрессДеньги [CPS]  RU

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *