Битва энергетических прорицателей: что ждет рынок углеводородов в ближайшие четверть века

Прогнозисты предвидят в 2045-м сокращение глобального потребления угля до 16%

NewBeautyBox

Старт нового года — это всегда время для прогнозов, краткосрочных и более обстоятельных. Не исключение и январь 2024 года. Конечно, в центре внимания геополитика. Но определенная острота сохраняется в энергетических пророчествах. Главная линия прогнозного противостояния искрит между ОПЕК и Международным энергетическим агентством (МЭА).

Эксперты альянса нефтеэкспортеров предрекают устойчивый рост спроса и предложения на углеводороды вплоть до 2045 года. Так, спрос на сырую нефть через 21 год должен увеличиться более чем на 13% — до 110 млн баррелей в сутки. Правда, ее доля в мировом энергобалансе все же сократится почти на 2 процентных пункта: с нынешних 30,8% до 29%. Это произойдет, прежде всего, за счет вытеснения электромобилями автомобилей с двигателями внутреннего сгорания.

Здесь стоит заметить, что даже столь незначительный рост потребления нефти возможен только при объеме инвестиций минимум в $12,5 трлн, или по $10 на одну новую бочку. Между тем, как беспокоятся в ОПЕК, капиталовложения в отрасль продолжают падать. Что сулит энергетический кризис.

Зато с газом ситуация в ОПЕК прогнозируется с большей долей оптимизма. Спрос на природный газ должен вырасти на 28,5% — до 5290 млрд кубических метров в год. Соответственно, доля в энергобалансе дорастет до 24,3%. То есть вместе нефть и газ продолжат занимать лидирующие позиции в потреблении в мире энергии. Кстати, в «Газпроме» уверены, что в 2049 году спрос на газ вообще увеличится на 43%.

Прогнозисты ОПЕК отдают себе отчет, что на позиции альянса наступают конкуренты, в него не входящие. К 2030 году добыча в США может возрасти с сегодняшних более 13 млн баррелей в сутки до 16 млн. Предвидится также увеличение производства нефти на шельфе Гайаны, а также в Канаде. Быстрый рост добычи отмечен и в Бразилии. Но эта страна с 1 января этого года присоединилась к ОПЕК+.

Но успехи не членов ОПЕК+ в 2030 году подойдут к финалу. В результате в 2045 году лидирующие позиции на нефтерынке займет ОПЕК (39%). А ОПЕК+ — более половины.

Осталось только надеяться, что ОПЕК не развалится в течение ближайших 25 лет. А то ведь в конце ушедшего года Ангола, как известно, покинула организацию.

Сложнее с углем. Сейчас это твердое ископаемое топливо занимает 26,1% мирового энергобаланса. Причем 80% от вышеприведенной доли обеспечивают четыре страны: Индия, Китай, Россия и США. В Индии 72% электричества вырабатывается на угольных электростанциях, в Китае — 60%, в России — 22%. В США — 17%.

Тем не менее прогнозисты ОПЕК предвидят в 2045-м сокращение глобального потребления угля до 16%.

В общем, прорицатели из ОПЕК верят в долгую жизнь ископаемого топлива, если, конечно, это будет обеспечено достаточными инвестициями. Чего не скажешь о специалистах МЭА, защищающих интересы энергопотребляющих стран, в основном обделенных углеводородами.

Пик спроса на ископаемые энергоресурсы они относят лишь к 2030 году. После должен начаться спад потребления. Вначале в странах ОЭСР. А затем, с 2040-го, и в развивающихся экономиках. Глава МЭА Фатих Бироль не устает повторять, что рано или поздно, но придется в кратчайшие сроки отказаться от ископаемых источников энергии, иначе не добиться прекращения антропогенных выбросов СО2, а значит, не остановить глобальное потепление.

Еврокомиссия в ушедшем году даже приняла конкретный план реализации данного прогноза. К 2030 году с нарастанием годовых темпов объемы потребления в странах ЕС энергии должны упасть к уровню 2022 года на 11,7%. Ранее исходили из 9%.

Споры между прорицателями, подвижниками «зеленой» и защитниками традиционной энергетики пока видятся бесконечными. Рассудить их может только реальное и необратимое потепление на планете Земля.

Но каждые два года непримиримых на первый взгляд энергопророков пытаются заставить договориться на климатических саммитах. В 2021 году 27-й прошел в Глазго. 28-я конференция участников Рамочной конвенции ООН по изменению климата (COP28) — с 30 ноября по 12 декабря 2023-го в Дубае (ОАЭ).

Город в стране, живущей преимущественно на нефтедоходы, был выбран явно не случайно. Адепты «зеленой» энергетики, видимо, запланировали одержать победу на поле соперника. Их конечную цель наиболее емко выразил генсек ООН Антониу Гутерриш, который предупредил нефтеэкспортеров: «Нравится вам это или нет, поэтапный отказ от ископаемого топлива неизбежен. Будем надеяться, что это не произойдет слишком поздно».

Однако генсек ОПЕК Хайтам Аль-Гайс предложил не выплескивать ребенка (ископаемое топливо) вместе с водой (ограничение роста температуры в 1,5°C). По его мнению, мир должен ориентироваться на выбросы, а не на само ископаемое топливо.

К общему знаменателю ожидаемо не пришли. Текст соглашения согласовывали на целый день дольше. Но все же призвали в итоговом документе к «отходу» от использования ископаемого топлива. Формулировку «постепенный отказ» от углеводородов не записали, но к 2050 году мир должен достичь нулевого уровня выбросов парниковых газов путем полного перехода к ВИЭ.

Российский участник COP28, советник президента по климату Руслан Эдельгиреев, повторил обещание Владимира Путина достичь углеродной нейтральности в стране не позднее 2060 года. То есть на десять лет позже, чем в остальном мире.

Итак, получается, что не в долгосрочном прогнозе, а в официальном документе ООН предписано к 2050 году отказаться от добычи и использования всех углеводородов, а также, видимо, и от урана и перевести энергетику исключительно на зеленые рельсы.

Разберемся, о чем конкретно идет речь.

В целом о возобновляемых источниках энергии (ВИЭ). В ряде европейских стран они уже обеспечивают до 50% производства электроэнергии. Однако сейчас ВИЭ — это в основном ветряные и солнечные установки. Их главный недостаток не только в нестабильности источников — ветер и солнце далеко не всегда обеспечивают надлежащую мощность, проблема еще и в том, что пока не сконструированы достаточно долговечные накопители электроэнергии. Между тем углеводороды можно хранить годами и даже десятилетиями.

Поэтому не случайно, что давно задействованные ВИЭ потребители в ряде стран планируют дополнить, например, водородной энергетикой. В принципе она уже используется. Но в небольших объемах из-за высокой себестоимости производства (1 кг водорода, произведенный из газа или нефти, стоит не менее 2 евро, а путем электролиза воды — 10 евро) и множества технических проблем. Дело в том, что водород взрывоопасен и в чистом виде быстро разъедает стальные трубы. Поэтому его необходимо хранить либо в связанном виде с другими элементами, либо в сжиженном состоянии при минус 253 градусах Цельсия. Что еще больше удорожает его использование на месте, а также транспортировку. Хотя в Германии, например, уже несколько лет в качестве эксперимента водород в газообразном состоянии в незначительных объемах добавляют в газопроводы.

Конечно, все вышеперечисленные проблемы к 2050 году могут быть в основном решены. Однако вряд ли найдется решение главной водородной проблемы. Чтобы полностью избавиться от ископаемого топлива, водород необходимо генерировать не из угля, газа или нефти, как это в основном делается сегодня, а при помощи электролиза дистиллированной воды. По экспертным оценкам, для получения 1 кг водорода требуется 10 л воды. По данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, для работы грузовиков и ключевых отраслей промышленности на таком водороде потребуется 25 млрд кубометров пресной воды в год, что эквивалентно потреблению в стране с населением 62 млн человек. Так планету можно быстро лишить всей питьевой воды.

Так что водород в XXI веке не тянет на альтернативу, например, природному газу. Это в космосе его много в готовом виде. Поэтому придется для перехода на вселенскую энергетическую альтернативу строить улавливающие установки на Луне и Марсе. Но пока Илон Маск такую цель не сформулировал.

Источник: www.mk.ru

ЭкспрессДеньги [CPS]  RU

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *