России предстоит жесткая схватка за третье место в мире по экспорту СПГ

Зимнее газовое наступление

NewBeautyBox

Форум стран — экспортеров газа (ФСЭГ) опубликовал доклад как по итогам 2023-го, так и по развитию глобального рынка газа к 2050 году.

Зимняя статистика для России оказалась неожиданно благоприятной. Прошедшей зимой из-за холодной погоды существенно увеличились закупки газа в ЕС: за два месяца на 6%. При этом российский экспорт вырос на четверть.

Однако радоваться зимнему газовому наступлению не стоит. Премиальный для нас долгие годы европейский газовый рынок, по мнению практически всех аналитических центров, включая Международное энергетическое агентство (МЭА), уже практически потерян. Тем более что в 2025 году украинский транзит, скорее всего, будет перекрыт. Впрочем, пока только в трубном сегменте. Возможности для наращивания поставок в ЕС российского сжиженного природного газа (СПГ), по крайней мере до 2027 года, когда может быть объявлено эмбарго, остаются более чем весомыми. Тем более что, по оценке МЭА, еврорынок СПГ занимает 25% общемирового.

Напомним, что ФСЭГ — это межправительственная организация, в которую входят 12 стран-членов и 7 наблюдателей. Эти страны контролируют 71% мировых запасов газа, 44% добычи, 52% экспорта СПГ и 51% — трубопроводного. Был учрежден в 2008 году по инициативе России и Ирана. Штаб-квартира находится в столице Катара Дохе. Некоторые участники глобального топливного рынка считают ФСЭГ «газовым ОПЕК». Но многие члены Форума все-таки настроены против превращения его в картель.

Даже из этой краткой информации о ФСЭГ ясно, что его документы отражают интересы большинства крупнейших производителей и экспортеров газа. Однако США, Канада и Австралия ФСЭГ не поддерживают. Иными словами, отчеты и особенно прогнозы ФСЭГ могут казаться излишне оптимистичными, так как они исходят из представления о росте глобального спроса на газ вплоть до середины текущего века. Но тем не менее прогнозы аналитиков ФСЭГ построены на объективных фактах сегодняшнего дня и обоснованных перспективах. И всегда вызывают в экспертном сообществе неподдельный интерес.

К тому же большая часть оценок и прогнозов ФСЭГ так или иначе близки к расчетам других исследовательских структур, например МЭА. Правда, аналитики ФСЭГ замахнулись сразу более чем на четверть века — до 2050-го. Их коллеги, как правило, ограничиваются прогнозами до 2030–2040 годов. Видимо, в аппарате ФСЭГ популярно предвидение Ходжи Насреддина — через столько лет «либо ишак умрет, либо эмир».

Тем не менее в последнем докладе ФСЭГ, в частности, прогнозируется, что «для удовлетворения растущего спроса на природный газ мировая добыча газа увеличится и достигнет 5,3 трлн кубометров к 2050 году». Это станет возможным за счет увеличения добычи на 1,3 трлн кубов (32%) по сравнению с уровнем 2022 года.

Также несколько изменится перечень пяти крупнейших добывающих стран к 2050 году. Лидер 2022-го — США, второе–пятое места поделены соответственно между Россией, Ираном, Китаем и Канадой (всего 57% мировой добычи). Первая четверка останется прежней через четверть века, но Канаду может вытеснить Катар.

Однако, чтобы сохранить свое второе место, России по прогнозу ФСЭГ придется существенно нарастить добычу газа. Если в 2023 году добыча не превысила 636,7 млрд кубов, упав к уровню 2021-го, на 17%, то к концу 2030-х годов добыча наконец вернется к показателям начала 2020-х годов, то есть значительно превысит 700 млрд кубометров. В 2050 году есть надежда на 900 млрд. Годовой экспорт при этом может достичь 310 млрд кубов. А внутреннее потребление увеличится на 100 млрд.

Дальние перспективы глобального и российского газовых рынков обрисованы ФСЭГ в докладе с противоположных позиций. В мире на газ спрос только растет, и соответственно предложение растет значительными темпами. Тогда как в МЭА и Еврокомиссии считают, что к 2050-му, в крайнем случае к 2060-му возобновляемые источники энергии полностью вытеснят углеводороды.

Но для России все не так оптимистично. По прогнозу ФСЭГ отечественная газовая промышленность будет замещать утерянный премиальный рынок ЕС восточным направлением еще более 10–15 лет. Хотя основания для пессимизма действительно есть. В 2021 году в страны ЕС было поставлено 145 млрд кубов по тогда еще функционирующим газопроводам. И 15 млн тонн (20 млрд кубов после регазификации) СПГ. В прошлом году по балканскому и украинскому трубным маршрутам — около 20 млрд кубов и столько же СПГ.

Полноценного разворота на Восток пока не произошло. «Сила Сибири» выйдет на полную мощность в 2027 году (38 млрд кубов в год), дальневосточный маршрут в 10 млрд ежегодно еще строится. Судьба «Северного потока-2» (50 млрд куб) остается до сих пор туманной.

Но зато ФСЭГ благоприятно оценивает будущую роль России на мировом рынке сжиженного газа, который займет 64% от всего газового: «К 2050 году Россия обгонит Австралию как третьего по величине поставщика СПГ в мире». Ободряюще. Но почему именно Австралию, чтобы обосноваться на третьем месте? Сейчас эта страна занимает второе место в мире по экспорту СПГ, существенно уступает США, но немного опережает Катар. Так, по данным судового брокера Branchero Costa, на долю США приходится 21,7% мировых поставок, у Австралии — 19,7%, у Катара — 19,2%. Россия — четвертая с 8%. Так что нам для начала надо обойти Катар.

Что не так просто, так как в прошлом году, несмотря на рост поставок в ЕС, в целом российский экспорт СПГ снизился на 6,1% по сравнению с предыдущим календарным периодом и составил 30,9 млн тонн.

Вызывает вопросы и дата, когда мы выйдем на производство 140 млн тонн в год, — а именно 2050-й. Нескоро. В «Долгосрочной программе производства СПГ», одобренной правительством еще в марте 2021 года, искомый показатель, правда, при благоприятном стечении обстоятельств, должен быть обеспечен к 2035 году. И кабмин продолжает исходить из этого прогноза. Во всяком случае, вице-премьер Александр Новак в конце февраля заявил, что в 2030-м Россия произведет 110 млн тонн СПГ (почти 150 млрд кубов после регазификации). И подавляющая часть продукции пойдет на экспорт. Так что третье место мы займем не в 2050-м, а на двадцать лет раньше. Если нам, конечно, не помешают…

Атака на российских производителей СПГ (а его помимо газовых компаний планируют производить и нефтяники) идет с 2022 года. Для начала из России ушли западные держатели патентов и владельцы технологий на крупнотоннажное сжижение газа (5–6 млн тонн в год на одну технологическую линию). Но одному из российских производителей вначале удалось разработать среднетоннажную технологию (3 млн тонн) под названием «Арктический каскад». А затем внедрить и крупнотоннажную — на основе гравитационного способа производства. На ее основе осенью прошлого года запущен завод морских платформ, первая из которых уже работает на полуострове Ямал.

Тогда минфин США объявил санкции против «Арктик СПГ-2». Акционерам пришлось объявить форс-мажор, исключающий заключение долгосрочных экспортных контрактов. Остается только торговать на изменчивом спотовом рынке.

Есть проблемы и с газовозами ледового класса. На строящиеся в Южной Корее также наложены санкции. Но и в этом случае есть частичный выход. В марте началось строительство газопровода «Волхов—Мурманск—Белокаменка», который ведет к заводу СПГ морских платформ мощностью 41 млрд кубов в год. Воды Кольского залива не замерзают. Можно обойтись без ледокольных газовозов.

То есть схватку за свое место на мировом рынке СПГ необходимо выигрывать. Возможности для этого есть. Но существуют и объективные ограничители. Главный — потребители. Произойдет ли на самом деле значительный рост использования СПГ в течение длительного временного плеча, прежде всего в Китае, как считают во ФСЭГ, до конца не известно.

Источник: www.mk.ru

ЭкспрессДеньги [CPS]  RU

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *